Posts

8 открыток. Цена 16 коп.
Фото И. Петкова
Обложка художника В. Медведева
Редактор Н. Мамаева
А017447-62 г. 4а-39. Заказ 227. Тираж 100 000.
Экспериментальная типография ВНИИПП.

Художник Ю. В. Ряховский.

Издание Министерства связи СССР. А 07085 от 14/VII-62 г. Московская типография Гознака. Зак. 6192. Цена художественной карточки с маркой 4 коп.

Город-герой Волгоград… Это имя навечно вписано в славную героическую летопись нашего государства‚ всемирной истории. Здесь каждая улица, каждый дом овеяны дыханием беспримерного подвига.

Для нас, ветеранов-сталинградцев, свято чтущих город своей боевой молодости, землю, обагренную кровью наших товарищей и нашей собственной кровью, этот город-символ любви к Родине, символ стойкости и мужества.

Летом 1942 года здесь развернулось одно из жесточайших сражений Великой Отечественной войны. 200 дней и ночей продолжалась битва, в которой с обеих сторон участвовало более двух миллионов человек, около двух тысяч танков, более 2500 самолетов, около 24 тысяч орудий и минометов.

‘Это была не просто битва двух армий. В ней решались судьба Советской страны, завоеваний социализма, судьбы мира. Победоносный ее исход предопределили любовь к Родине-первой стране социализма, беспримерное мужество и героизм советских воинов и гражданского населения, вдохновляемых примером коммунистов и комсомольцев.

Документальные фотографии этой подборки открыток расскажут читателю о том, каким был город в дни войны. А мы, участники обороны города, хорошо помним Сталинград военных лет.

Город горел. Таким увидели его мы, когда наша 13-я гвардейская стрелковая дивизия переправлялась на баржах и катерах с левого берега Волги на правый и с ходу приняла участие в оже- А сточенных оборонительных боях в городе с превосходящими силами противника. Советские воины дрались в Сталинграде за каждый квартал, улицу, дом.

Одна из фотографий подборки запечатлела моряков, идущих в атаку. Теперь это место не узнать – здесь_раскинулись корпуса Волжской ГЭС. Вот бойцы произносят клятву перед наступлением… Идет бой в цехах тракторного завода… Мельница… А вот полуразрушенный дом… В дни Сталинградской битвы, в памятном 1942 году, этот дом моему взводу пришлось освобождать и
оборонять в течение 58 дней. Теперь он известен как «дом Павлова».

Тогда он имел важное значение на нашем участке обороны. В подвале его располагались огневые точки, а на чердаке-снайперы и наблюдательный пункт. По указанию командира полка саперы заминировали подступы к нему и обнесли его колючей проволокой. Был прорыт ход сообщения к основному пункту обороны-мельнице, по которому доставляли боеприпасы, пищу. Часть огневых точек была вынесена за пределы дома, оборудованы огневые позиции в смотровых люках канализации.

Название «дом Павлова» произошло следующим образом. Закрепившись в доме, я послал в штаб связного с донесением:

«Командиру батальона капитану Жукову.
Дом занял. Жду дальнейших указаний.
Сержант Павлов».

В штабе связной доложил: «Прибыл из дома Павлова. Наш Павлов занял дом и просит подкрепления». Так это простое окращенное название вошло в обиход и даже в официальные донесения. А

Дом стоял примерно в 200 метрах от Волги. В тяжелой боевой обстановке, в беспрестанном напряжении проходили дни и ночи. Гитлеровцы не оставляли нас в покое ни на минуту. Они обрушивали на нас тяжелые снаряды, били из минометов, пулеметов, бомбили, поджигали… Они выставили громкоговорители, откуда неслись уговоры, призывы сдаваться в плен, угрозы. «Сдавай-
тесь,- кричали они,- все равно мы потопим вас!». И даже назначали сроки. Но напрасно фашисты запугивали нас. Ни артиллерийский огонь, ни бомбежки, ни бешеные атаки пехоты и танков врага Ф не смогли сломить мужества защитников. Это только укрепляло нашу стойкость.

Нас называли интернациональной бригадой, потому что среди защищавших дом были и русские, и украинцы, и грузины, таджик, татары, абхазец, узбек, казах… И все мы были единодушны в нашей любви к Родине.

58 дней и ночей, до тяжелого ранения, держал я с товарищами оборону дома. Во многих боях пришлось участвовать потом, но никогда не забудется пережитое в этом городе.

„Гитлеровцам не удалось захватить город. Не удалось им и выйти из него. В кольце, замкнутом советскими войсками, оказалось 330 тысяч гитлеровских солдат и офицеров.

Победа в Сталинградской битве означала коренной перелом в ходе всей второй мировой войны. Фронт отодвинулся на запад на сотни километров. После Сталинграда иссяк наступательный дух гитлеровцев. Стратегическая инициатива окончательно перешла в руки Советских Вооруженных Сил.

Второго февраля 1978 года наша страна, в том числе и волгоградцы, отмечали 35-летие разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом. На эти торжества были приглашены многие участники обороны Сталинграда, ветераны Советской Армии. В числе приглашенных были и ветераны нашей 62-й армии.

Волгоградцы предоставилинам возможность еще раз встретиться друг с другом, увидеть возрожденный город, полюбоваться его широкими проспектами, улицами, бульварами, встретиться с его жителями, порадоваться их трудовым достижениям.

Самым дорогим подарком ветеранам Великой Отечественной войны является поднявшийся из руин и пепла новый город-прекрасный Волгоград. Все это вызывает чувство гордости за наш народ, за людей, которые живут и работают здесь.

В Волгограде каждый камень полит кровью героических защитников. Сколько из них отдали здесь свои жизни!.. В память о них навечно зажжен огонь на Мамаевом кургане. Пусть вечно сияет мирное солнце над городом на Волге! Пусть всегда раздается счастливый смех на его улицах! Пусть город, весь советский народ никогда не знают войны!

Я. Ф. Павлов,

Герой Советского Союза,
Почетный гражданин
города-героя Волгограда

Иссык-Куль  — самое большое озеро в Киргизии, бессточное, входит в 25 крупнейших по площади озёр мира и на шестом месте в списке самых глубоких озёр. Расположено в северо-восточной части республики, между хребтами Северного Тянь-Шаня: Кюнгёй-Ала-Тоо и Терскей Ала-Тоо на высоте 1609 м над уровнем моря. Озеро бессточное, в него впадает до 80 сравнительно небольших притоков. Из них наибольшими являются Тюп и Джергалан, впадающие с востока. В западной части к озеру очень близко подходит река Чу, которая по протоке Кутемалды длиной в 6 км иногда отдает ему часть своих вод во время весенних половодий. Уровень воды в Иссык-Куле циклически меняется (то поднимается, то опускается); цикл происходит в течение нескольких десятилетий. Вода солоноватая (минерализация воды — 5,90 ‰).

Объём воды равен 1738 км³, площадь зеркала воды — 6236 км², протяжённость береговой линии — 688 км, средняя глубина — 278 м, наибольшая же глубина почти в 2,5 раза больше и равняется 702 м. Протяжённость Иссык-Куля с запада на восток равна 182 км, а с юга на север — 58 км.

ПССЫК-КУЛЬ
Издательство «Кыргызстан»
Цветное фото В. Моника и Л. Резникова
Редактор Т. Байзаков

Художеств. редактор И. Бульба
Техн. редактор А. Бвйщенов
Тираж 300000, (1-й завод 75000):
Заказ 2082. Цена 39 к. (комплет 12 сюжетов)
Киргизполиграфкомбинат Главполиграфиздата
Мин. культуры Кирг. ССР г. Фрунзе,
ул. Жигулевская, 102.

Художник Ф. В. Киселев.

А05736. 3VII П-61. 8. 656 112,5 млн.
Тип. изд-ва «Советский художник».
Москва, Мало-Московская ул. 21.

Цена 2 коп.

Говорит Москва!

Говорит Москва!
Радиоволны уходят ;в эфир.
Шар земной облстают слова
«Разоружение».

«Дружба»,

«Мир»!
Говорит “Москва!
Стихи А.Гангова

А05087 1.\П-62. 3. 579. Т. 25 т.
Тип. изд-гза «Советский художник».
Москва. Мало-Московская ул.. 21.

Цена 2 коп.

А.Аслян
Нет!

АО.-30,87 1.\П-62. 3. 579. Т. 25 т.
Тип. изд-ва «Советский художник».
Москва. Мало-Московская ул.. 21.

Цена 1 коп.

НАРОДНОЕ ПРИКЛАДНОЕ
ИСКУССТВО КИРГИЗОВ

Чрезвычайно богато, но, к сожалению, до сих пор малоизвестно кнргнзское народное прикладное искусство. У киргизов в быту, пожалуй, не было ни одной вещи, и которой бы не прикоснулись волшебные руки мастеров: до недавнего времени почти в каждой семье делали ковры, вышивали, ткали, валяли кошмы. И в изготовление этих предметов вкладывали все мастерство, умение, художест венное чутье, отшлифованные строгим судьей – временем. Наиболее распространенные виды прикладного искусства у киргизов – ковроделие и изготовление кошм.

Ала-кийизы – напольные кошмы (войлоки) – изготовляются в „валяной“ технике: на слегка прокатанную основу настилают узор из цветной шерсти, после чего кошму смачивают и снова прокатывают. Ширдаки – также напольные кошмы – выполняются в мозаичной технике, при которой из двух разных по цвету кусков войлока вырезают рисунок, затем куски соединяют и в шов, подчеркивая графичность орнамента, вшивают тесьму. Значительно реже применяются аппликация и вышивка. Для всех этих ковров характерно фактическое отсутствие фона: по существу есть узор, состоящий из двух занимающих равную площадь цветов – синего и красного, красного и белого, белого и коричневого, коричневого и желтого; иногда они дополняются еще одним-двумя,
вкрапленными в бордюр или центральное поле. Как правило, избегают дополнительных цветов – голубого, оранжевого, розового, сиреневого. Композиция изделий цельная, рисунок лаконичен, цвета контрастны.

Парадный виц юрте придавали туш-кийизы – панно из бархата, плюща или сукна, вышитые шелковыми нитками. Здесь и техника и материал дают мастерам простор для фантазии, но по стилю они близки ала-кийизам н ширдакам: в них все та же сдержанность, четкость, выразительность линий, то же распределение масс, цельность и уравновешенность композиции, та же связь де кора с формой предмета и материалом.

Многие исследователи киргизского национального узора отмечали его повествовательность. Не случайно, распространенными элементами орнамента являются взятые из реальной жизни цветы, голова или рога барана, олень, фазан и т. п. Но все они со временем обобщились, потеряли свой первоначальный конкретный силуэт.

Своеобразным украшением юрты являлись чии ширмыциновки из тростника, оплетенные цветными шерстяными нитками, создающими яркий узор. Они отгора« живали парадную часть от кухни или служили внутренней поверхностью стеи, снаружи покрытых войлоком.

Богаты и своеобразны ювелирные изделия, украшенные гравировкой, чернью и камнями. Они дополняли женский и мужской костюмы. Серебряными и золотыми накладками мастера украшали даже домашнюю утварь, конскую сбрую.

Чисто декоративных, не имеющих применения в быту вещей киргизы не знали – каждая имела свое назначение. Декор никогда не разрушает формы предмета, а наоборот, подчеркивает ее, делает более ясной.

Спокойствие и уравновешенность, отсутствие погони за внешней эффектностью, повседневность и целесообразность – черты, характерные для киргизского народного прикладного искусства.

В настоящее время ряд предметов мало используется в быту и поэтому производство их значительно сократилось (кожаные сосуды, некоторые деревянные изделия). Но ювелирные украшения, вышивки, войлоки, чин изготавливаются в мастерских народных промыслов или отдельными мастерами-умельцами, причем ния и войлоки служат украшением не только квартир, но и интерьеров
общественных зданий.

Д. Орешкин

 

FOLK CRAFTS
OF THE KIRGHIZ

Works of Kirghiz folk crafts are extremely interesting but, unfortunately, little known to the general public.

There was hardly a single object in the daily life of the Kirghiz that had not been touched by the magic hands of craftsmen: until recently nearly every family practised carpet and felt making, embroidery and weaving, often revealing remarkable skill, artistic feeling and taste in the execution of their work. The most widespread crafts among the Kirghiz are carpet making and felt falling. The ala-kijiz, floor felt, is executed in the fulling technique: a pattern of dyed wool is laid on a slightly rolled foundation, the felt is then moistened and rolled again. In making the Sbrdaq, also intended for use as a floor covering, the design is cut out of two differently coloured pieces of felt, which are then sewn together, with a strip inserted into the seam to emphasize the contours of the ornament. Appliqué and embroidery occur much less frequently. A characteristic feature of all these felts is the absence of a background – there is in fact a pattern of two colours, each covering approximately the same area as the other: blue and red, red and white, white and brown, brown and yellow; sometimes another colour or two are introduced into the border or the central field. Intermediary tints sky-blue, orange, pink or lilac – are generally avoided. These art works are notable for their compositional unity, restrained elegance of design, expressive contours and contrasting colours.

Festive appearance was given to a yourt by the tuskiiiz- a panel of velvet, plush or cloth embroidered with silk threads. Here both the technique and the material provide endless opportunities for invention; but the general features of style are the same as in the ala-kijiz and the sbrdaq: the same restraint, clarity and expres- siveness of design, the same distribution of masses, unity and balance of the composition, the same subjection of décor to the shape and the material of the article.

Many scholars who studied Kirghiz national ornament referred to its descriptive character. It is not by chance that motifs imitating actual forms of nature: flowers, ram’s head or horns, figures of a deer, a pheasant, a. o., are commonly used by craftsmen. With the passing of time, however, all of them become conventionalized, losing their initial lifelike aspect. A particular type of yourt decoration is represented
by the cij, curtain or mat of reed plaited with coloured woolen threads into bright pa‘terns. Cij were used to partition off the kitchen from the rest of the house or as wall hangings inside the yourt, which was covered on the outside with felts.

Kirghiz craftsmen excelled in the production of rich and original ornaments adorned with engraving, niello and precious stones. They were worn by men and women alike. Silver and gold plaques were used to embellish even domestic objects and horse trappings.

Purely decorative things of no practical use whatever were unknown to the Kirghiz – each had a function of its own. The décor never prevails over the shape of the object, but, on the contrary, underlines it, brings it out.

The distinctive features of the works of Kirghiz crafts  are tranquillity and balance, total absence of sophistication, and great attention to the practical use of the article. Some types of household objects, such as leather vessels, or objects in wood, have practically gone out of use, and their manufacture has considerably decreased. However, jewellery, embroideries, felts and cij mats are produced in folk handricraft workshops and by individual artisans. As to off mats, they serve to decorate not only private flats but also the interiors of public buildings.

D. Oreshkin

Издательство «Аврора». Ленинград
Комплект- 16 открыток. Фотографии М. В. Вахромеевой. Составитель
и автор текста Д. М. Орешкнн. Оформление В. К. Матнна. Редактор
И. В. Бугакова. Художественный редактор С. М. Малахов. Технический ре-
дактор В. В. Кленова. Изд. № 1074. Цена 89 коп. Заказ 3387. Тираж 24 000.
2121211. ЛПТО «Печатный Двор». Гатчинская ул., 26.

На обложке:

Ала-кийиз – пестрый войлок. 1962
170 Х 340 см

Киргизская ССР. Кировский район
Государственный музей
изобразительных искусств, г. Фрунзе

schubinoi_1962_01_1000

schubinoi_1962_02_1000

Плакат художника
Г. Шубиний

АМ700-62 г. За 421120000. ц.2 коп. з. 3527.
Типография «Красный пролетарии»

ПЕРЕЧЕНЬ

1. Памятник В.И. Ленину у здания Совета Министров Узбекской ССР

2. Памятник Алишеру Навои в сквере перед зданием Ташкентского Облисполкома

3. Вход в главное здание Узбексгшго недагогического института

4. Здание новой гостиницы «Ташкент»

5. Сквер на набережной реки Анкор

6. Куранты в центре города

7. Академический театр оперы и балета Узбекской ССР им. Алишера Навои и сквер на Театральной площади

8. Комсомольская площадь